Пресса > Телевидение > Радио > "; ?>
«Я не верю в мечты, а верю в цели»

Елене Ксенофонтовой в декабре этого года исполнилось 35 лет. Заслуженная артистка России, ведущая актриса театра под руководством Армена Джигарханяна, она активно снимается в кино и на телевидении, ее имя занимает верхние строчки в рейтингах зрительских симпатий. Елена окончила ВГИК, мастерскую Иосифа Райхельгауза, несколько лет проработала у него же в театре "Школа современной пьесы", где сыграла Нину Заречную в двух "Чайках" - Чехова и Акунина. В театре Армена Джигарханяна играет невероятно много, от классики до авангарда: "Сердце не камень", "Три сестры", "Женитьба Фигаро", "Закрой глазки, расскажу тебе сказку", "Требуется лжец". О чем еще мечтать? Однако ответ успешной актрисы на первый же вопрос прозвучал неожиданно.

- Какая работа в театре на сегодняшний день самая любимая?
- Честно? Уже никакая. Нет, конечно, я люблю "Фигаро", люблю играть Графиню. Но не могу сказать, что это моя самая любимая роль. Когда-то, когда я пришла в театр, у меня был один опыт, использовалась моя внешность - героиня немного со стервозинкой. А мне хотелось сыграть какую-нибудь кривенькую, косенькую.
- Зачем вам эти косенькие?
- Да потому что в институте я играла их, и мне это нравилось. Мой мастер Иосиф Райхельгауз на первом курсе института сказал мне: "Когда ты научишься любить себя некрасивую, когда ты, найдя в себе недостатки, полюбишь их до потери пульса, вот тогда ты будешь актрисой. У тебя все есть, сейчас надо просто заниматься тем, чтобы все это в себе культивировать". В театре Джигарханяна был очень надрывный спектакль, пожалуй, один из самых моих любимых "Закрой глазки, расскажу тебе сказку". Я играла Жанну, наркоманку и проститутку. При этом она была внешне эффектная, уверенная в себе, а на самом деле - раненый абсолютно кутенок, который заканчивает жизнь самоубийством, прыгает с крыши. Вроде такая черная очень история, но мы ее сделали не про людей подвала, а про людей вне социума, которые живут где-то там, в туннеле, а может, наоборот - на облаке, а может, еще где-то…У них своя реальность, очень жестокая, как у детей, без оттенков. Такое рубленое существование.

- Скажите, какая в реальной жизни Лена Ксенофонтова?
- Абсолютно разная. И иногда для самой себя совершенно неожиданная. Я не делаю глупости, но иногда сама даже удивляюсь своим поступкам.Моя самая близкая подруга, с которой мы дружим еще со школы, как-то сказала, что в юности иногда пугалась моих идей. Потому что я все время кипела ими, постоянно что-то предлагала, что тогда казалось нереальным.

- А какая ваша по тому времени безумная идея воплотилась в жизнь?
- Ну, во-первых, я стала актрисой.

- Это скорее мечта, а не идея.
- Ну почему мечта? Я не верю в мечты, а верю в цели. Просто важно понимать, как своими силами и возможностями или сверхсилами и сверхвозможностями достигнуть этой цели. Если честно, любые недосягаемые мечты меня просто бесят.

- Согласны с тем, что после 30 жизнь только начинается?
- Нет, не согласна. Просто в восемнадцать мы промахиваемся и не умеем сосредоточиться на мелочах. Это как раз тот период, когда на первом месте присутствует только твое "я". А после тридцати жизнь кажется интереснеей, потому что ты вдруг начинаешь слушать себя и свой внутренний голос, а значит, начинаешь слышать внешний мир, начинаешь прислушиваться и присматриваться к каким-то деталям.
И оказывается, все намного интереснее и разнообразнее, очень много оттенков. И благодаря тому, что начинаешь различать эти оттенки, начинаешь учиться прощать. И потом, к тридцати пяти годам, у тебя есть с чем сравнивать, у тебя очень много накопленного. Иногда настоящее и прошлое перемешиваются внутри тебя. А в восемнадцать - "день открытых дверей". Сейчас, когда я вспоминаю юность, то понимаю, что было очень много событий, и иногда жизнь сильно била. Помню свои переживания во время таких ситуаций, я просто умирала. Было много состояний и агоний, и психоза, и абсолютной апатии.

- Были на грани?
- Всякое бывало, и мысли доходили даже до суицида. Это жизнь, и это надо пережить. Чтобы сформироваться сегодня в Лену Ксенофонтову, такую, какая она есть, и с тем багажом, который у нее есть, надо было это пройти. Были и любови, и предательства. Причем предательство, связанное не только с любовью, но и с дружбой. Я очень тяжело в себя впускаю, но если уже принимаю, то открываю все двери. Это моя то ли глупость, то ли данность. И самое обидное, что, как только ты открываешься, человек находит самое уязвимое место и бьет туда. И ладно, когда с целью, если нет другого выхода. А иногда просто проверить, выдержу ли я это испытание? По-разному бывает. Я не ангел, поверьте, совсем не ангел. Могу взорваться и такое сказать. Я вообще, как чукча.
- Что вижу, то пою?
- Ну да. Я очень честный человек. На сегодняшний день могу это сказать с полной ответственностью. У меня был период, когда я врала безбожно. Меня не устраивала моя биография, и я придумывала себя новую. Боже, это было такое вранье… Я путалась, устала от всего этого. И потом произошел ряд событий, после которых я решила все поменять: окружение, место работы, жительства, образ мыслей. И поменяла. Теперь у меня есть период "до" и "после". Я начала с абсолютно чистого листа.

- Расскажите о сыне.

- О сыне можно рассказывать бесконечно. Мне вообще, как и любой маме, кажется, что он самый лучший. Тимоша очень интересный. Говорят, что дети уже рождаются с характерами. Сначала мне казалось, что он абсолютная моя копия и внешне, и по характеру. А потом поняла, что не надо в нем пытаться искать чьи-то черты. Надо с самого начала изучать его, как самостоятельную личность. Он очень сложный, такая противоречивая мозаика проявлений. Человек настроения, при этом очень добрый. Очень. Я даже иногда этого боюсь, учитывая наши реалии и социум. При этом он ранимый, и в этом тоже похож на меня.

- Мне очень понравилось, как вы пишете о себе на своем сайте, просто литературный труд. Много читали в детстве?
- Были периоды, когда читала очень много. Были периоды, когда не читала совсем. Вот сейчас не хочется. Любимыми литературными героями были Аглая из "Идиота" и… Петр Первый.

- Петр Первый? Странный выбор для девочки-подростка.
- Причем он вызывал у меня женскую жалость. Ему бы с его здоровьем и психикой в деревне жить да сетями рыбу ловить. А пришлось мир перевернуть.
Когда я в детстве читала "Петра Первого" Толстого, то думала: "Боже мой, бедный, как же у него крыша не поехала окончательно?.."
Мне кажется, что сейчас он мог бы быть таким креативным режиссером, совершенно сумасшедшим. Все бы думали, что он наркоман, потому что у него были бы какие-то очень странные идеи.

- И вы бы у него непременно снимались.
- Да, безусловно. Я думаю, с Петром Первым у нас бы существовала родственность душ. Потому что я тоже всегда была лидером, но вынужденным. Не оттого, что мне хотелось быть им, а из страха. Я одиночка. И также боюсь социума. Поэтому с самого начала предпочитаю напугать всех и лучше повести за собой те массы, которые могут впоследствии пойти против меня. Потому что влиться в них вообще невозможно. Не могу, не умею, не знаю как. Или не хочу знать. Я не была в школе хулиганкой, но дралась, потому что никогда не могла позволить унижать себя.
- Лена, а как планируете встречать Новый год?
Новый год мой самый любимый праздник. Я коллекционирую елочные украшения и на сегодняшний день могу нарядить сразу несколько елок. И у меня в доме их сразу пять - в трех комнатах, в ванной и в туалете. В этом году все будет выдержано в классическом стиле со сказочными персонажами. В прошлом году наряд состоял из деревянных игрушек, ватных и еще сделанных из хвороста и из соломы. А в позапрошлом году была елка-невеста в розово-сиреневых тонах. А вообще все зависит от настроения, какое будет настроение, так елку и наряжу.



Беседовала Елена Милиенко. Журнал "Театрал" 12.2007г. Информация взята с сайта http://teatr.newizv.ru/

 
 
   
 

 

 

Я
театр
кино
фото
СМИ
thank you
но
связь со мной
общение со мной
говорильня