Пресса > Телевидение > Радио > "; ?>
Елена Ксенофонтова: "С сыном мы играем в рыцаря и даму сердца"
Актрисе везет на семейные темы. Недавно она снималась в сериале "Дочки-матери", а теперь играет главную роль в новом проекте телеканала СТС "Сердцеедки".

 Сюжет вкратце таков. Американец-миллионер приезжает в Россию, чтобы найти потерянную семью, а попадает в руки ловких мошенников. Конечно, здесь еще и любовная история, и интриги, и масса смешных моментов, чтобы зритель на протяжении 80 серий не заскучал. Елена рассказала нам не только о киношной, но и о реальной семье; о том, почему в детстве боялась маму, выносила мусор при полном макияже и перевирала факты собственной биографии.

- Лена, почему у сериала такое название -"Сердцеедки"?
- Вообще-то это вопрос не ко мне, но если вас интересует мое мнение, то я была против такого названия. Во-первых, оно не совсем отображает суть происходящего, а во-вторых, я не терплю плагиата. Не люблю, когда говорят, что я на кого-то похожа, и когда откровенно сдувают у других. Мне кажется, мы могли бы придумать что-то свое. Даже рабочее название - "Мошенницы", на мой взгляд, в большей степени подходило этому проекту. Но хозяин - барин, это волеизъявление продюсеров, я смирилась.

- Имя главной героини - Софья Печорина. Ассоциации с русской классикой - это случайность?

- Хорошо, что у вас с русской классикой ассоциации, а не с Сонькой Золотой Ручкой... (Смеется) Конечно, это не случайность. Например, наивную маму у нас зовут Алла Борисовна, дочку - Алиса, американца - Джон Гудман ("хороший парень"). Я думаю, в какой-то степени ассоциации с классикой правильны: притом что Софья мошенница, человек она романтичный, в чем-то даже духовный, глубокий.
- Как складываются ваши отношения с Дайнюсом Казлаускасом? Он литовский актер, и, наверное, вы спорите из-за политики...
- Наши споры носят шуточный, незлобный характер. Для меня очень важно дружить с партнерами по съемочной площадке, поскольку я чувствительна к "вибрациям в воздухе". Если отношения не складываются, мне играть тяжело. Когда я впервые увидела Дайнюса, подумала: "Да, любовь зла, полюбишь и Казлаус-каса". (Смеется.) А потом поняла, что он фантастический актер, профессионально умный, с хорошим чувством юмора. Мне не надо было себя настраивать, чтобы почувствовать к нему симпатию. Вот бездарностей я не люблю, но к Дайнюсу это совершенно не относится. Еще у нас очень хорошие отношения с моей коллегой Анечкой Бегуновой. Пока зрители видели только несколько первых серий, но я уже получила много откликов по поводу того, какой у нас замечательный тандем.

- Вам не жалко главного героя? Насколько, по-вашему, мужчины заслуживают подобного отношения?
- Мне и мою героиню очень жалко. Вы же не знаете, куда ее кривая выведет... Я не настолько мстительна, чтобы думать про мужчин: "Так им и надо, одноклеточным!" Представьте: человек приехал искать семью, а тут такое... Но с другой стороны, моя героиня не только отбирает, но и дает: уже во второй серии его поцеловала. (Смеется.)
- Вас когда-нибудь втягивали в аферы?
- Да, но они не такие веселые, чтобы рассказывать о них в контексте освещения комедийного проекта. В жизни все намного прозаичнее и жестче. Я сама не организовывала аферы, нет у меня склонности к подобным вещам, но жертвой становилась не раз. Причем чем невероятнее была история, тем охотнее я в нее верила.

- Деньги куда-то не туда вложили?
- Эх, если б только деньги! А то здоровье, душу отдаешь. Ну и деньги, конечно, тоже. (Вздыхает.)

- Помните свою первую ложь?
- у меня был подростковый синдром, когда не устраивает абсолютно все: родители, место, где живешь, внешность, биография. Поэтому врала я безбожно!
Так завралась, что устала отслеживать, кому и что наговорила, и постоянно прокалывалась. А потом и фантазия иссякла. Помню, была такая история. Мама начала меня ругать за что-то несделанное. "Ну почему, почему ты так поступаешь?!" - заламывая руки, спрашивала она. "А потому, что я Колю Кондрашина люблю!" Этот мальчик учился в нашей школе и был страшным хулиганом.

- Во многих своих интервью вы говорите, что любите маму. У вас действительно близкие отношения?

- Наши отношения претерпевали разные стадии. Было время, когда я называла маму "альтернативная Маргарет Тэтчер". Это такой серьезный сгусток энергии, что, если его не направить в нужное русло, разразится атомная война. Моя мама - очень своеобразный человек. Долгое время мне казалось, что у нее вообще нет оттенков. Она максималист, не прощает лжи, ратует за справедливость. С годами мы уже притерпелись друг к другу, в чем-то мне даже нравится ее авторитарность. А в детстве я маму ужасно боялась. Даже если опаздывала на минуту (дома надо было быть не позже десяти вечера), испытывала настоящий приступ паники. Помню, бежим мы с подругой Таней (которая тоже очень боялась мою маму) и она твердит: "Что же ты скажешь, не знаю... ну что же ты скажешь, не знаю..." Я говорю: "Таня, что бы я ни придумала, ты говори: "Да"!" И вот мы вбегаем в квартиру, и первое, что мне приходит в голову: "Мама, я писать хочу!" И Таня важно кивает: "Да"! А я просто еще не придумала, что сказать, и решила взять тайм-аут (Смеется) Конечно, я люблю свою маму, но у нас такие взрывные темпераменты! Помню, рожала моя сестра. Сестра выглядывала в окно третьего этажа, ее муж стоял напротив - через теннисную площадку, на балконе их дома. А мы с мамой - внизу, между домом и роддомом, и кричали на всю улицу: "Сколько пеленок покупать и каких именно?" Мой друг, который присутствовал при этой сцене, сказал: "Боже мой, у вас же просто итальянская семья!"

- У вас в последнее время семейная тема и в ролях проскальзывает: недавно в сериале "Дочки-матери" снимались, теперь в "Сердцеедках"...

- А бывает так, что роли пересекаются с определенными жизненными моментами, какими-то отголосками отзываются. И тогда что-то переосмысливаешь, начинаешь по-другому смотреть на ситуацию.
- В свое время вы решили разрушить свой брак, посчитав, что так будет лучше для сына. Не жалеете?
- Я никогда ни о чем не жалею. Жалеть надо до того, как принято решение, потом уже поздно. Я до сих пор считаю, что была права. Другое дело, что наше ощущение блага, которое мы можем дать другому человеку, может не совпадать с его ощущением этого блага. Но время покажет.

- Вы считаете себя сумасшедшей мамой?
- Наверное, да. Когда я думаю, что у Тимы когда-нибудь появится девушка и она скажет, что имеет на моего сына больше прав, чем я, меня это уже сейчас напрягает. Но, думаю, поближе к совершеннолетию сына я запишусь к психотерапевту. А что вы смеетесь? Когда происходит вот такая подмена - отождествление сына с собственным мужчиной, - это не очень хорошо сказывается на его психике. В лучшем случае мальчики становятся нарциссами, а в худшем - гомосексуалистами. Надо лечить себя, чтобы не превратиться в ненормальную мамашу, которая начинает выбирать невесту, давать дурацкие советы... Честно, не знаю, сумасшедшая я мать или нет. Я люблю своего сына. В ситуации, когда ты и мама, и папа одновременно, очень сложно проявлять строгость.
Чаще всего хочется прижать родное чадо к груди и сказать: "Ты мой маленький, самый-самый лучший!" Но я стараюсь трезво смотреть на вещи.

- Наказываете его за что-то?

- Прежде всего я стараюсь объяснять и договариваться. А наказываю за хамство, у нас есть домработница, няня и гувернантка, и когда мой пятилетний сын начинает проявлять барские замашки и командовать (поди сюда, принеси то), я этого не прощаю. Иногда он даже в углу стоит.

- У Тимофея есть обязанности по дому?

- Во-первых, следить за собой, во-вторых, убирать свои игрушки. Он также с удовольствием помогает бабушке поливать грядки на даче.
- Как бы вы хотели, чтобы он относился к женщинам?
- Наверное, так же, как мужчина относился бы ко мне. Хочу, чтобы он был умным, сильным, щедрым - чтобы он вырос настоящим мужчиной. И я пытаюсь ему объяснить, что к чему. Например, более восторженно, чем следует, реагирую на его комплименты. Хочу, чтобы он знал: комплименты женщине приятны. Мы также с ним играем в ролевые игры: в рыцаря и даму сердца.

- Вы ищете мужчину - достойного отца для своего ребенка?
- У моего ребенка уже есть отец. Он был дан Богом, и не мне судить, достоин или нет. И на этом все, никого я не ищу. Но мой сын не лишен мужской компании. И если у меня возникают какие-то отношения, я в первую очередь думаю о Тимофее и никогда не приведу в дом человека, который, как мне кажется, ему не понравится или может стать для него дурным примером.
Жизнь складывается так, как она складывается, ничего страшного в этом нет. Специально я никого не ищу, слава богу, у меня есть чем заняться.

- Насколько в отношениях с мужчинами для вас важна игра?

- Моя игра заканчивается тогда, когда я отворяю все двери. Я долго могу не впускать человека в душу, но если это произошло, превращаюсь в полную дуру. И уже никакой игры нет, наоборот, все со мной играют... Ну, так уж я устроена, что тут поделать.

- Раньше вы рассказывали в интервью, что даже мусор выносили при полном макияже. У вас сохранилось трепетное отношение к своей внешности?

- Да какое трепетное отношение, это все комплексы! Казалось, что я не такая красивая, как хотелось бы, вот и дорисовывала свой образ. Сейчас я себя так уже не веду, слава богу.

- Вы успешный человек, как сами считаете?

- Я рабочая лошадка. И все, чего добилась в жизни, не было неожиданностью. Если что-то происходит - хорошее или плохое, - я понимаю, почему так происходит. Моя успешность в каком-то смысле запрограммирована. Но знаете, даже когда я мечтала об
этой профессии, не рисовала в воображении картину, что вот я иду по улице, а вокруг люди падают и штабелями укладываются. Нет. Мои мысли были направлены в другую сторону: мне хотелось выбирать роли, а не быть выбираемой. Отчасти я этого добилась.

- А в материальном плане насколько вы успешны?

- Ой, ну тогда я совсем не успешна, мне всего мало. (Смеется) Но если я буду об этом думать, то с ума сойду, честное слово. Мне кажется, успешность - это прежде всего внутренняя гармония, спокойствие. И у человека, который выносит мусор с накрашенными ресницами, с этим явно большие проблемы.


Инна Локтева "Gloria" №24 11.06.2008г.
 
 
   
 

 

 

Я
театр
кино
фото
СМИ
thank you
но
связь со мной
общение со мной
говорильня