Пресса> Телевидение> Радио
Елена Ксенофонтова: Полюбите меня такой, какая я есть
 
Елена Ксенофнтова всегда с иронией говорит о своей внешности. А ведь именно она принесла ей славу одной из самых красивых актрис. "Что вы нашли в этой Ксенофонтовой!" - звучит для актрисы гораздо органичнее, чем: "Ой, какая красивая!" Елена берет не внешним антуражем, а внутренней энергией - ни одного лишнего жеста, сказанного вскользь слова. И, возможно, как раз таки этим внутренним горением объясняется ее востребованность у режиссеров и любовь поклонников. Сейчас она снимается практически без выходных, отгулов, без права на больничный. 

- Елена, скажите. Как в таком бешенном ритме удается сохранить не только профессиональные качества, но и оставаться привлекательной женщиной и заботливой мамой? 

- Главное - не задумываться над тем, как это делать. Как в том анекдоте про ежика, который забыл, как дышать, и от этого умер. Если то, что ты делаешь, твое, если это угодно Богу, то все само складывается. Другое дело - я убеждена, что несмотря ни на что, любить себя нужно, думать о себе нужно. Но и без работы я не могу, и не только потому, что надо зарабатывать, но и просто потому, что профессия - удовольствие для меня, любимое дело. А в остальном, надо действовать по обстоятельствам. Кто же знал, что я заболею, а мне надо будет завтра в болоте тонуть. Значит, так должно быть. Я стараюсь лечиться, но потом 12 часов провожу на улице. Иногда бывают съемки более комфортные, костюмы более красивые. А здесь я в платочке, все время грязная. В какой-то из дней будем снимать бурную реку в какой-то проточной яме… 

- И что же это за проект такой, где приходится терпеть такие невзгоды? 
- Это фильм "Андалинский проект" режиссера Юрия Кузьменко ("Дальнобойщики", "Охота на гения"), с которым мы недавно сняли фильм "Ночь закрытых дверей", который выйдет, под Новый год, новогодняя комедия. Нынешний проект - более жесткое кино. У меня очень хорошие партнеры - Александр Макогон и Владислав Галкин. Мы вместе тонем, вместе бежим от пожаров. Я играю добрую, но ведьму. Мне это интересно, ново, необычно…
 
- А не страшно быть некрасивой на экране?
- (Смеется) Вы знаете, я так часто красивая, что я уже начинаю от этого уставать. Потом с годами мы все равно становимся только хуже. Так пусть привыкают ко мне такой, какая я есть. Надо сказать, предложение сниматься без макияжа, где основным мейкапом служит грязь, было одним из положительных аспектов при принятии решения о съемках в этом фильме. Потому что я устала от тех проектов, где меня используют только в одном ракурсе - молодой, красивой, успешной… Но кто знает, может быть, скоро я устану от "женщин в платочках" и мне захочется снова гламура.
 
- А что вам интересней? 
- Интересней то, что ново. Я не люблю и боюсь клише, когда актер сам себя или его окружение "подсаживает" на какую-то одну волну. Я очень боюсь штамповосприятия. Когда я впервые в жизни согласилась на долгоиграющий проект "Дочки-матери", интуитивно подумав, что это может быть интересно, я опасалась, что буду вечной Ириной Ярской. Проект имел высокие рейтинги, и многие меня узнали именно через него. И действительно, после посыпалось множество предложений сыграть этаких интеллектуальных стерв. 

- Сейчас должен выйти проект "Женщина, не склонная к авантюрам" и, насколько я поняла, там тоже совсем не гламурная история. 
- Совсем нет, это история об обычных людях, не бедных, не богатых. Впрочем, хотя там и, в каком-то смысле, ставится вопрос социального неравенства мужчины и женщины, история не об этом… Мне не хочется пересказывать сюжет, потому что он банален. И все же в двух словах - женщина с двумя детьми, которая является кормилицей в семье. Ее муж - свободный художник.
И несмотря на какие-то бытовые трудности, все друг друга если не любят, то уважают, но вдруг она влюбляется в молодого мужчину, практически мальчика. И дело не в том, что это история любви старой тети к молодому мужчине, а в том, что женщина может почувствовать себя любимой и любящей в любом возрасте. Другое дело, что за все в этой жизни надо платить… И честно говоря, я трепещу перед показом и мне не страшно трепетать, потому что для меня это очень знаковая и этапная роль.
 
- А в чем ее этапность и знаковость? 
- В понимании жизни, своей роли как матери и женщины. Пусть это может показаться пафосным, но я вот так дышу, вот так чувствую эту жизнь и мне не стыдно. В сценарии были вещи, которые порой казались откровенно мыльными. И у нас была задача не скатиться в это. И я благодарна режиссеру Николаю Михайлову и оператору Александр Химичу за то, что они при всех возможностях, а скорее невозможностях, связанных с техническими вопросами, со временем, согласованием графиков занятых актеров, они точно знали, что делали, и делали это четко. 
 Очень много кадров они снимали одним планом. Это сложно, потому что нужно продержаться одном ритме, в том, в котором выстроена панорама. К тому же такие сцены, если что-то не получилось, невозможно обрезать при монтаже. Или режиссер берет ее целиком или не берет вообще. Именно поэтому для телефильмов обычно выбирают более простые способы съемок, которые бы легче монтировались... У меня были замечательные партнеры. Настоящим открытием для меня были дети, которые играли моих сына и дочь. 


- Ваш ребенок не снимается? 

- Слава Богу нет! (смеется) Мне хочется, чтобы у моего ребенка было детство, а с беготней по съемочным площадкам это не возможно. Лишать его детских радостей, я не в праве. Потому что те дети, которые снимаются, это дети-взрослые, очень уставшие и мне их искренне жаль. Как маме и как женщине мне хочется их приласкать, но как актриса я вынуждена требовать от них профессионализма. 

- А к вам когда пришло осознание того, что вы хотите стать актрисой? 
- Тайные желания стать актрисой посещали меня с детства, но озвучить я их не решалась, потому что слишком хорошо училась, чтобы мечтать об актерской карьере. Моя мама очень сильная личность, она постоянно вкладывала в мои мозги, что я должна поступить в МГИМО или в МГУ и для этого были свои предпосылки.
И то, что моя жизнь сложилась в профессиональном плане (хотя будем надеяться, что еще не все сложилось, а много еще все впереди), то это было скорее вопреки всему. И только сейчас моя мама стала привыкать к тому, что все есть так, как есть.

- Теперь-то мама, наверное, гордится дочерью.
- Конечно, она же мама. Хотя она честный человек и прямо говорит, если ей что-то не нравится. Я не всегда могу с ней соглашаться, но ее доводы всегда обоснованны.
 
- Скажите, а на данный момент какой момент в жизни вы могли бы назвать переломным этапом? 
- Сложно так сказать. Все это осознается потом, спустя какое-то время. Я всегда считала, что я такая молодая, для всех Лена, Леночка, Ленчик. И вот года три назад я шла по театру, навстречу идет какая-то девочка и говорит мне: "Здравствуйте, Елена Юрьевна!". Я даже не сразу осознала, что она ко мне обратилась. Тогда я подумала, что при всем желании находить в себе детское, надо понимать, что ты уже перешагиваешь какую-то возрастную категорию. В фильме "Женщина не склонная к авантюрам" я уже даже бабушка. 

Видела фильм на озвучке, так вот выгляжу я там лет на десять себя старше, хотя никакого специального макияжа мы не делали. И не могу сказать, что старалась продемонстрировать старческие портреты, просто это было для меня естественным состоянием. Когда ты видишь своих взрослых детей по фильму, то внутренне все само трансформируются. Для меня приятно, что, видя себя "постаревшую" на экране, я не схожу по этому поводу с ума. Более того, это для меня вообще ничего не значит.
Вот вы спрашиваете, боюсь ли я быть некрасивой. Чаще всего об этом думают как раз люди, которые внимательны ко мне, к моей внешности: поклонники или, наоборот.
 
- Может быть, вы так легко к этому относитесь, потому что в детстве считали себя гадким утенком? 
- (Смеется) Не только я, но и мама, и бабушка думали так же. Знаете, у детей бывает такой возраст, когда вытягиваются сильно ноги, тело становится непропорциональным, коленки выпирают наружу. Ко всему прочему бабушка, чтобы не иметь проблем с моими волосами, коротко меня стригла. Я была ужасно конопатая, рыжая. И моя мама при всей любви ко мне порой с жалостью говорила: "Господи, что же это такое!" И честно говоря, до сих пор, когда я слышу в свой адрес слова о том, что я красивая, это удивляет меня гораздо больше, чем ехидное - "что вы нашли в этой Ксенофонтовой!" Я воспринимаю такие реплики более органично, потому что я-то вижу себя по утрам, и, поверьте, про себя знаю все. Но слава Богу, у меня хватает чувства юмора и иронии, чтобы воспринимать себя такой, какая я есть. Поэтому одно из удовольствий работы в таких фильмах, как "Андалинский проект" или "Женщина, не склонная к авантюрам" именно в том, что там я могу быть сама собой - и гадким утенком, и лебедем белым…Иногда… 

- Осталось ли в вас сейчас что-то от того "гадкого утенка"? 
- Конечно! Я же - это я, такая же рыжая и конопатая. А с возрастом кажется, что недостатков все больше и больше. После 30 вообще у женщины все быстро меняется, но профессия чем хороша, если ты востребован в том виде, в котором ты есть, тебе легко. И мне пока легко. А что касается жизни, я любима, а для женщины это самое главное. 

- А что еще в жизни вас поддерживает? 
- Это мой сын. Потому что при всем моем оптимизме и здравом рассудке, я могу впасть в нереальную депрессию. Но когда над ухом раздается звенящий голос моего сына, просыпаешься и забываешь обо всем. Ну и, наверное, чувство юмора. Вот то, что помогает держаться на плаву - дети и чувство юмора. Все остальное - приходящее.
 
 
 
 
 
 
 
 
Наша справка
Елена Ксенофонтова, заслуженная артистка РФ, родилась в Казахстане, выросла в Подмосковье. В 1998 году окончила ВГИК (курс М. Хуциева, актерская группа И. Райхельгауза). С 1995 по 2003 г - актриса театра "Школа современной пьесы", где сыграла в спектаклях "Миссис Лев", "По поводу обещанного масла", "Чайка" и др. С 2000 г - актриса театра им. Джигарханяна, где играет в спектаклях "Требуется лжец", "Три сестры", "Безумный день, или Женитьба Фигаро" и др. Снималась в теленовеллах и фильмах "Тайга. Курс выживания", "Лучший город земли", "Красная капелла", "Дочки-матери", "Курсанты", "Карамболь", "Сердцеедки", "Год золотой рыбки" и др.


 

 

  

 

Ксения Данцигер

Cloudwatcher-times 24.09.2008г.