Пресса> Телевидение> Радио
Актриса для эстетов
Елена Ксенофонтова
Три факта от "Натали"
 Если бы Елена Ксенофонтова не поступила в театральный институт, то предпочла бы журналистику, поскольку считает, что эта профессия сродни актерской.
 Первый раз Елена попробовала себя на сцене театра-студии "Время", где сыграла главную роль в спектакле "Снегурочка" по одноименной пьесе А. Островского.
 После выхода на экран фильма "Дочки-матери" на ее персональный сайт приходило по три тысячи писем в день.


В бесконечных коридорах и холлах телевизионного комплекса "Останкино" было шумно и многолюдно: казалось, жизнь не замирает здесь ни на минуту. А еще создавалось ощущение, что нахожусь на гигантской съемочной площадке, где удивительным образом собрались вместе все герои самых популярных телепроектов. На самом деле в павильонах центра шла обычная работа: снимались фильмы, сериалы, программы... Чтобы время спустя сотни тысяч людей на всем постсоветском пространстве каждый день в условленное время собирались у экранов телевизоров. Признаюсь, однажды я тоже не устояла перед магической силой кино, посмотрев от начала до конца единственный в своей жизни сериал: "Тайга. Курс выживания". Чем привлек далеко не кассовый сюжет картины? Может, вспомнились туристические походы, которые были некогда так популярны, или подкупила возможность перенестись из шумного города пусть даже в вымышленную реальность первозданной природы. По странной случайности, именно с этого сериала началась кинокарьера актрисы Елены Ксенофонтовой.

Человек предполагает, а Бог располагает, считали древние: все давно предопределено. Конечно, жить, следуя этому правилу, было бы гораздо проще, если бы не вполне естественное желание каждого испытать судьбу. Вероятно, поэтому будущая актриса, как большинство из нас, в юности примеряла на себя разные профессии. Не исключено, что многие поклонники артистического таланта Елены сегодня с не меньшим интересом следили бы за публикациями ее материалов в прессе или восхищались плодами работы на дипломатическом поприще. Ведь родители видели дочь только в этих сферах деятельности. Но девушку влекла сцена, правда, ради того, чтобы осуществить мечту, ей пришлось пройти непростой путь. О том, как все происходило, Елена Ксенофонтова рассказала нам.


- Елена, знаю, что в актерскую профессию вы пришли не сразу...

В юности я не отдавала явного предпочтения ничему. Правда, периодически возникала потребность играть на сцене, которую воплощала в детских конкурсах, участвовала в школьных спектаклях. Но мама хотела, чтобы я стала дипломатом или журналистом. Я шла на медаль, поэтому, по общему мнению, должна была поступить в какой-нибудь очень серьезный вуз -- МГИМО или МГУ. Но всегда чувствовала, что все это не мое. Чтобы выполнить дочерний долг, но не идти вразрез собственных интересов, после окончания школы остановилась на историко-архивном, ведь в школе увлекалась историей. Но экзамены в театральный начинались раньше.

 

И я... подала документы сразу в несколько вузов. Мама не верила в мою затею. "Даже не думай!" -- говорила она. Так получилось, что я почти везде прошла по конкурсу, но врачи, ссылаясь на мое слабое здоровье, убедили: актерские нагрузки не для меня. И все-таки я пришла в эту профессию, правда, спустя четыре года. Помог случай: в то время мы с мужем снимали квартиру у женщины, которая в прошлом была театральным критиком. Она и обратила на меня внимание: однажды принесла газету, в которой объявлялся набор в актерскую группу Иосифа Райхельгауза на базе режиссерской мастерской Марлена Хуциева. Тогда мой муж сразу же повез меня на прослушивание. Был уже поздний вечер, в театре -- почти никого. Наверное, так сошлись звезды, но Иосиф Леонидович оказался на месте. Я пыталась что-то вспомнить, сыграть этюды. К моему немалому удивлению, он предложил пойти на подготовительные курсы. Окончив их, я поступила во ВГИК. И уже с первого курса начала работать в театре рядом с такими замечательными актерами, как Лев Дуров, Валентина Талызина. Считаю, что мне невероятно повезло, потому что одна репетиция с ними заменяла полгода обучения в институте. Потом были спектакли в театре "Школа современной пьесы" Иосифа Райхельгауза. Там мне довелось сыграть почти все роли, о которых только может мечтать актриса, например Дульсинеи в "Дон Кихоте", Нины Заречной в "Чайке". После окончания вуза меня пригласили сразу в шесть театров, но я предпочла остаться в "Школе". Правда, несмотря на бережное ко мне отношение корифеев, не один год прослуживших на сцене, мне сложно было полностью проявить себя.

 

- Говорят, что не последнюю роль в вашей судьбе сыграл Армен Джигарханян.
Этот человек совершил чудо, потому что застал меня в период великой депрессии: не хотелось даже выходить из дома. Он звонил мне каждую неделю, хотя мы даже не были близко знакомы. Представляете, поднимаю трубку, а из нее звучит неподражаемый голос Джигархана: "Актриса Ксенофонтова, пора вставать, идти работать!". Это дорогого стоит! Уже не один год я работаю в театре под его руководством. Он меня во всем поддерживает. Бывали даже ситуации, когда я могла прийти и сказать: "Мне необходимо поехать в экспедицию во Францию". Тогда Армен Борисович вызывал директора и говорил: "Меняем репертуар!" Думаю, в юности такая встреча стала авансом, который дала судьба. Ведь то время было для меня периодом больших терзаний: не занимаю ли я чужое место? Такие мысли приходят и сейчас.

 

- Долгое время вы были только театральной актрисой. Работа в кино не привлекала?
Когда я поступила во ВГИК, то оказалась одной из звезд курса. Мне пророчили, что сразу начну сниматься в кино. Но уже тогда у меня было немало интересных театральных ролей, а к окончанию института уже было пять главных. Иногда играла по двадцать шесть спектаклей в месяц! Поэтому со многими педагогами знакомилась только на экзамене. Тем не менее вуз закончила с красным дипломом. Конечно, в таком графике трудно было найти время еще и для съемок. Я не могла себе представить, как уеду на месяц из города. Сначала предложений было много, но поскольку я постоянно отказывалась, они прекратились. Хотя я себя и уговаривала, что буду сугубо театральной актрисой для эстетов, работать в кино очень хотелось. И в один прекрасный день в моей квартире раздался звонок: мне сообщили, что очень заинтересованы мной и хотят отсмотреть для съемок в сериале, который продюсировал Валерий Тодоровский. Съемки, проходившие в Адыгее, были рассчитаны на четыре месяца. И я... опять отказалась. Но несколько дней спустя ассистент и режиссер поймали меня буквально на пороге дома -- я спешила на поезд: решила отдохнуть немного в Крыму. Мне тут же вручили текст, чтобы прочитала его перед камерой. По сюжету героиня должна была расплакаться. Наверное, мои нервы оказались на пределе, поэтому из глаз сразу полились слезы. Результат всем понравился. Так что в Крым я увозила сценарий будущего фильма "Тайга. Курс выживания". Потом Валерий Тодоровский говорил: "Это мы ее открыли!" Так в моей жизни начался новый этап.

 

- Некоторые актеры отказываются играть в сериалах, а в вашем послужном списке их довольно много.
Я избалована работой в исключительно хороших сериалах. Не думаю, что "Красную капеллу" или "Курсантов" можно поставить в разряд "мыла". А с "полным метром" мне пока не везет: то, что предлагают, не соответствует моему представлению о большом кино. Но не буду роптать: я востребована в профессии. Каждую роль всегда стараюсь сделать особенной. Не очень понимаю актрис, которые боятся изменить хотя бы окраску волос или прическу. Я же, если этого требует роль, готова изменить даже цвет глаз! Именно потому меня долгое время не узнавали. С одной стороны, немного задевало самолюбие, но с другой -- радовало, ведь получалось главное: на экране видели не Лену Ксенофонтову, а образ, который она сумела передать. Но бывает и так, что роли, на которые делаешь ставку, остаются незамеченными. А те, от которых не ждешь ничего особенного, вдруг "выстреливают". Лучший тому пример -- сериал "Дочки-матери": изначально мне просто хотелось проверить, смогу ли я действовать в таком режиме? Но когда увидела реакцию зрителей, было очень приятно. Правда, сожалею, что многие открыли для себя актрису Ксенофонтову только после "Дочек", а ведь до этого я снялась в пятнадцати картинах, большей частью в главных ролях.


- Елена, в ваших фильмах немало откровенных сцен. А что является для вас табу?
Конечно, определенные табу существуют, но не распространяются на профессию, в которой я не терплю халтуры -- ни в собственной работе, ни в работе других. Наверное, из-за повышенной требовательности, многие считают, что у меня сложный характер.

А на определенные сцены я соглашаюсь только в том случае, когда это оправдано сюжетом. Я считаю, что такова профессия, данный рабочий момент. Но для этого очень важна абсолютная вера в режиссера и оператора: эротика непременно должна быть снята красиво. Отказываюсь, скорее, от ролей, в которых персонаж от начала и до конца фильма одинаковый, а значит неинтересный. Кстати, больше всего на свете не люблю врать. В моей жизни был период, когда я считала свою биографию недостаточно яркой, и придумала для себя другую реальность. Но потом стала запутываться, оказывалась в глупых ситуациях. И тогда поняла: лучше всегда говорить правду.


- Не секрет, что многие артисты мечтают о работе в зарубежных проектах...
Ко мне дважды обращались с предложениями, причем последнее показалось очень заманчивым -- от одной из голливудских компаний. Но... я отказалась из-за незнания английского. У меня другие пиоритеты: важна не столько узнаваемость, сколько возможность выбирать самой. И когда удается -- считаю это победой.

 

- Насколько вы зависимы от мнения окружающих?
Мой главный арбитр -- я сама, строже все равно никто не спросит. Когда нуждаюсь в критике или совете, обращаюсь только к тем людям, которым очень доверяю. Даже режиссеру не могу подчиняться беспрекословно. Если чувствую фальшь -- ни за что не выполню требование. Наверное, это не очень правильно. Может быть, я еще не встретила своего, а Педро Альмодовар пока не зовет! Уверена, работать под его руководством -- счастье для артиста. А вот из актеров меня восхищает Мерил Стрип. Она впечатляет не только мастерством: я вижу работу ее души. Приятно было слышать от двух режиссеров, которые, не сговариваясь, сказали, что я -- русская Мерил Стрип.

 
- Многие полагают, будто жизнь актера -- сплошной праздник: общение с интересными людьми, гастроли. Что скажете вы?
На самом деле в этой профессии не все безоблачно. Я даже заметила, что сложности возрастают по мере того, как беру очередной жизненный рубеж. Но я научилась их преодолевать и даже чувствую в этом какой-то азарт. Но иногда, конечно, ощущаю невероятную усталость: хочется остановиться, спрятаться за чью-то широкую спину и сказать: "Не трогайте меня!"

Справиться с таким состоянием всегда помогает сын: ведь раньше я доводила себя до крайности. Сейчас рядом Тимоша, который просто подбегает, дергает за рукав, что-то говорит. И я понимаю: не имею права быть слабой, потому что уже не принадлежу себе. Кроме того, всегда поддерживает работа: она не просто не позволяет расслабиться. Иногда, правда, она не дает возможности устроить личную жизнь. Бывают дни, когда мне приходится проводить на съемках по двенадцать часов. Работая в таком ритме, конечно, без чувства юмора не обойтись.


- Елена, слышала, в киномире вас называют экстремалкой. Ощущаете ли дефицит адреналина в обычной жизни?
Это, скорее, издержки профессии. Причем большая часть таких моментов остается за кадром. Например, вода в Белой реке, в которой мы должны были плавать по сюжету "Тайги", выше пяти градусов не поднимается. После каждого дубля мне растирали руки до боли, чтобы не было обморожения. Это оказалось серьезным испытанием, но в то же время был такой кураж! Мечтала все делать сама. Я буквально на коленях просила режиссера, чтобы он пустил меня в воду: в процессе съемок выяснилось, что я не умею плавать. А несколько лет назад мы снимали в Украине "Театр обреченных". По сюжету мою героиню избили, а меня, соответственно, загримировали под избитую. Сцену играли в одном из дворов Киева, и люди, глядя на эти "зверства", пытались вызвать милицию. Я даже за две недели до родов умудрилась лежать на снегу при температуре минус двадцать три. Многие меня не поймут, но, знаете, есть такое понятие, как интуиция: в тот момент я была абсолютно уверена, что все будет хорошо. Шестое чувство не подвело.

 

- Наверное, как большинство детей актеров, ваш сын растет за кулисами?
Тимошина съемочная жизнь началась еще до рождения, а потом совершенно случайно совсем маленьким он снялся в крошечном эпизоде. Правда, мысли привести его на площадку в качестве актера не появляются, потому что я уверена: не мужское это дело. Кроме того, сын -- человечек с характером: всегда делает то, что хочет, а не то, что от него требуют. Если я отправляюсь в экспедицию больше, чем на три дня, он всегда едет со мной. Мы побывали в Киеве, Риге, Твери, Питере. Тимоша очень мобильный, быстро собирает свой дорожный набор игрушек. Сейчас ему пять, и у нас полное взаимопонимание. Конечно, хочется быть с ребенком как можно дольше. Наверное, я что-то упускаю, хотя изо всех сил пытаюсь это компенсировать.
Стараюсь проводить с сыном каждую свободную минуту: счастье собрать его в садик, посмотреть на спящего, погладить по ручке... Вместе мы учим английский, читаем детскую Библию. Хотя я не считаю себя человеком ортодоксальным в вопросах религии, у нас дома нет игрушек, связанных с насилием: автоматов, пистолетов. Зато много конструкторов, музыкальных инструментов, атласов, энциклопедий. Тимофей очень любит животных: кажется, он знает о них абсолютно все. Себя называет слоненком, а я, соответственно, мама-слониха. В будущем я бы хотела видеть его незакомплексованным, с богатым внутренним миром. Не понимаю людей, которые культивируют в себе сознание неудачника: никто не виноват в наших личных проблемах, все зависит только от самого человека. Поэтому хочу, чтобы мой сын вырос самодостаточным, свободным, веселым и неглупым. Красивым он уже получился! У меня же благодаря Тимофею появился серьезный внутренний ценз: я не позволяю себе совершать многих ошибок. Теперь, прежде чем согласиться на роль, всегда думаю: "Что скажет сын?" И конечно, гораздо меньше участвую в проектах, в которых приходится рисковать собой. Зато считаю своим долгом хотя бы раз в год вывезти его к морю.


- А какого мужчину вы бы назвали идеальным спутником жизни?
Во-первых, он непременно должен быть человеком умным и нескупым. Очень не люблю людей ущербных, неудачников. Это не значит, что все вокруг должны быть лидерами, -- нет! Но внутренне свободными -- обязательно. Мне необходим спутник, который испытывает потребность развиваться, двигаться вперед. Даже внешность не так важна, главное, чтобы он был настоящим мужчиной и помнил: рядом с ним женщина. Часто те, кто в меня влюбляется, пытаются как-то влиять на меня, пытаются изменить во мне именно то, за что меня и полюбили. Но если я изменюсь по их желанию, тогда ведь это уже буду не я. Любовь -- вечный поиск. Я же благодарна всему, что в жизни происходит.


- Елена, все говорят о вашем необычном новогоднем хобби...
Я действительно коллекционирую елочное убранство. Поэтому в Новый год у меня в квартире всегда стоит не меньше пяти елок. Я собираю редкие игрушки, которые, как настоящий фанат, нахожу в магазинчиках по всему миру. Если мне удается отыскать эксклюзивную игрушку, то появляется цель собрать потом целый комплект. А всем в эти праздничные дни хочу пожелать всем женщинам больше прислушиваться к себе, полюбить себя настоящую, не придуманную. Это чувство помогает жить, привлекает удачу. Когда у меня просят автограф, я часто пишу своим поклонникам: "Все будет... Хорошо!".

 

 

 

Ольга Янковая

журнал "Натали" Киев 01.2008г.