Пресса> Телевидение> Радио
Судьба все время берет меня «на слабо»
 
Про Елену Ксенофонтову не скажешь: звезда какого-то конкретного кино. Даже трудно назвать фильм, который ее прославил. Начиная с дебютной ленты “Тайга. Курс выживания” и заканчивая недавней картиной “Женщина, не склонная к авантюрам”, актриса с кажущейся легкостью собрала огромную армию поклонников, включая режиссеров, продюсеров и даже партнеров, став одним из самых ярких и блистательных открытий в российском кинематографе последних лет. Каждая ее новая роль - событие, это мало кому под силу. А ведь был и есть еще театр, которому она верна безгранично и фанатично. “Я - рабочая лошадка!” - говорит актриса, объясняя свой успех. При этом “медноволосая красавица”, как иногда ее называют, не скрывает, что ее жизнь и путь на сцену, а потом на съемочную площадку имеют очень непростой сюжет. О том, что ей пришлось испытать и преодолеть на пути к признанию и славе, актриса рассказала корреспонденту “Мира новостей” в эксклюзивном интервью. 


- Елена, у каждого актера обязательно есть своя story, как он оказался на сцене. К примеру, известно, что Аль Пачино до 14 лет подрабатывал проституцией, затем в театре увидел чеховскую “Чайку”, и это перевернуло его жизнь...
- Нет, я проституцией не занималась. (Смеется.) Не знаю, хорошо это или плохо для моей карьеры. Может, моя биография в этом случае была бы ярче, но... Нет! А что касается моей истории, то иногда мне кажется, что ее на пятерых хватило бы. Ну если уж совсем кратко... Провинциальная девочка, вообще ничего не знающая ни о театре, ни о кино, живет за много тысяч километров от центра цивилизации, в маленьком казахском городке Хромтау, где всего две шахты. И вдруг у нее появляется огромное желание быть на сцене. А шансов-то, надо сразу сказать, у меня изначально не было никаких - я слишком хорошо училась для того, чтобы мечтать об актерской карьере.
 
- А как это взаимосвязано? Надо было учиться на двойки?
- Нет, конечно. Но моя мама так серьезно и последовательно вкладывала в меня мысль, что буду в худшем случае журналисткой, а в лучшем - каким-нибудь серьезным ученым, филологом или историком, что открыто и нагло мечтать об актерской профессии я не могла. Но природу не обманешь. Наступил момент, когда актерская сущность то и дело выплескивалась наружу. В школе я все время ставила какие-то спектакли, сценки. Выигрывала конкурсы чтецов. Самовыражалась во всем, вплоть до одежды. Вскоре я поняла, что это стало смыслом моей жизни. И оставалось только набраться терпения и работать, работать, работать.

-
 Если не ошибаюсь, роль, которая перевернула всю вашу жизнь, была...
- Баба-яга! В школьном спектакле “Про Федота-стрельца” Леонида Филатова. Именно после него очень многие учителя, одноклассники подходили и говорили: а почему бы тебе не попробовать стать профессиональной актрисой? Не подозревая, что я сама только об этом и мечтаю.

- Правда, что в совсем еще юную Леночку Ксенофонтову влюбился итальянский миллионер, предлагал руку и сердце, а вы отказались...
- О! Это грустная история, больше криминальная, чем любовная.
 
- Расскажите.
- Я поступала в театральный и практически поступила. Но заболела. И в этот момент мне сделали заманчивое предложение - поехать танцевать за границу. Гастроли в Югославии, Италии... Денег заработать! А у меня были шикарные танцевальные номера. Я хорошо двигалась, была молода и... глупа, наивна, доверчива, наверное. Мне было-то всего 19! И я поехала. Ну это такая история, похожая на многие. Едешь танцевать русские народные танцы, а у тебя отнимают загранпаспорт и заставляют танцевать стриптиз. Единственное, что меня тогда спасло, - это мой характер и воспитание. Я была такая... стойкая комсомолка! Даже испугаться не успела - отказалась наотрез. Мне пытались угрожать: “Заведем тебя за угол, грохнем, и никто даже искать не будет!” Но я уперлась насмерть: “Что хотите делайте. Не буду, и все!” Самое удивительное, что отстали. Наверное, решили “не связываться с сумасшедшей”... Примерно в этот момент и выяснилось, что, оказывается, в меня влюбился некий очень влиятельный и богатый иностранец. Помню нашу встречу. Сижу и думаю: сейчас придет какой-нибудь дядька непонятный. И заходит просто фантастической внешности красивый мачо...

- Готовая глава для вашей будущей книги. И?
- Нет, романа не получилось. Не произвел он на меня такого впечатления, чтобы ах. А сердцу не прикажешь. Хотя сейчас вспоминаю, и даже однажды нашла его фотографию, и вновь поразилась: хорош! Просто Голливуд! Но... Ну вот я такая! Уехала домой. 

- А замуж этот мачо вас все-таки звал?
- Ну, конечно, звал! (Смеется.)


- Правда, что было время, когда вы пытались разбогатеть с помощью лотерейных билетов?

- Боже, разбогатеть?! Мне просто хотелось есть!

- Было так плохо?
- Я не создана для спартанских условий, для нищеты, равно как не создана для “золотой клетки”. А ситуации были разные - и падения бытовые были разного уровня. Вплоть до дна! Но сидеть сложа руки и прозябать я тоже не в состоянии. Поэтому я очень много работала по ночам - писала какие-то рефераты, вышивала театральные костюмы блестками. Но денег все равно не хватало катастрофически. Потому что комнату я снимала в центре Москвы, стоила она дорого. Жить старалась полной жизнью. И да, с каждой зарплаты я приходила в сберкассу и покупала один лотерейный билет.
 
- Что-нибудь выиграли?
- Ни разу. (Смеется.)
 
- После окончания вуза вы получили приглашения из шести театров, включая МХАТ, но выбрали театр “Школа современной пьесы”. Почему?
- Я была настолько предана этому театру, лучшему для меня на планете, своему мастеру, что мне казалось: предать их - преступление. К тому же, знаете, я такое домашнее существо, настолько привыкаю к людям, к обстановке, умею быть благодарной. Театр “Школа современной пьесы” сразу стал моим настоящим Домом. Поэтому даже вопрос не стоял: выбор сделала сразу.


- Говорят, вы панически боялись петь на публике и сниматься в кино. Если честно, и в одно, и в другое верится с трудом.

- Ну сниматься в кино я никогда не боялась. А вот петь - да! У меня с детства был какой-то голосок - ни плохой, ни хороший. Как все говорили, “приятный”. Но у меня была абсолютная раскоординация: слышала я хорошо, воспроизвести услышанное могла не всегда. Поэтому долго-долго так и думала: я не поющая артистка. Помню, как предложенная в институте роль в музыкальном спектакле оказалась для меня настоящей пыткой. Было страшное ощущение: я проваливаю весь спектакль. А потом взяла себя в руки.

Целенаправленно занялась вокалом. И как-то вот постепенно сложилось так, что на сегодня, что ни роль, обязательно я что-то должна спеть. Недавно вообще пришлось петь на испанском! Я это объясняю так: судьба все время берет меня “на слабо”.

- Интересно, сегодня чем “на слабо” вас проверяет судьба?

- Например, Бог даст, скоро начну репетировать спектакль, где буду играть спившуюся, почти опустившуюся проводницу поезда. Представляете, с каким жизненным багажом человек?! Страстно влюбленную в своего мужа, который никогда ее не любил и всю жизнь жил с ее подругой, и она это знала... Там сломанная вся природа женская плюс еще ярко выраженный недостаток интеллекта. Все это на фоне попыток быть романтичной до невозможности. Мне это безумно интересно! Берет меня судьба “на слабо”? Конечно, берет. Но я с удовольствием этот вызов принимаю. Кстати, для этой роли я должна выучиться играть на аккордеоне, поэтому сейчас активно беру уроки.

- Зато теперь в подземном переходе можно будет “подрабатывать”. Не дай бог, конечно.
- Согласна - всегда можно будет подработать! (Хохочет.)
 
- А по поводу кино... Откуда пошли разговоры, что вы не киношная актриса?
- С кино другая ситуация. Когда я училась во ВГИКе, все говорили: “О! Вот эту девочку с первого курса начнут снимать!” И действительно, вскоре пошли предложения. Но все они были такого рода, что я должна была бросить все и поехать на месяц куда-то в экспедицию. Но я, бывало, играла по 26 спектаклей в месяц, поэтому даже мысли не допускала, что пойду отпрашиваться. Сразу отказывалась. И, естественно, в какой-то момент перестали звать, потому что “Ксенофонтова - ненормальная артистка, которая ни на что не соглашается”. 

- Как же вы попали в многосерийную картину “Тайга. Курс выживания”?
- Абсолютная случайность! Кастинг-директор Юлия Павлова увидела меня в театре, где-то нашла мою фотографию и в числе еще двухсот таких же “подсунула” ее режиссеру с продюсером, никаким образом меня не рекомендуя. И вдруг режиссер говорит: “Мне нужна именно эта актриса. Найдите срочно!”
 
 - Невероятно!
- Но дальше - хуже. Дело в том, что к тому моменту я давным-давно в своих отношениях с кино поставила жирную точку. Поэтому, когда Юля позвонила мне и сказала, что я практически утверждена, мне нужно просто приехать, я начала нести какой-то бред, что я чисто театральная актриса, что надоело мне все... На что Юля отреагировала неожиданно, почти благим матом: “Ты сошла с ума?! Ты вообще понимаешь, куда тебя утвердили? А ну встала и пошла!” Практически незнакомый человек... За что я ей всю жизнь буду благодарна. И, надо сказать, я встала и пошла. (Смеется.) Приехала. И... уехала. Оказалось, что экспедиция - на четыре месяца. Услышав это, я не выдержала: “Так и знала. Спасибо, до свидания!”
Через несколько дней мы с подругой уезжали в Крым отдохнуть. За три часа до поезда - звонок Юли: “Мы с режиссером и оператором стоим у твоего подъезда. Быстренько сыграй нам одну сцену...” Уж не помню, как они меня уговорили... Они нас с подругой везут на вокзал. Прямо в окно бросают толстый сценарий с пожеланием почитать его на отдыхе. “Вот, - думаю, - сумасшедшие люди. Я же ясно сказала, что ЭТО НЕВОЗМОЖНО!” Так, для “галочки”, читаю сценарий. И расстраиваюсь безумно - так он мне понравился. Приезжаем через две недели, а они опять тут как тут...

- Дожали, словом.
- Иначе не скажешь. Мне было обещано, и этого придерживались, часть моих спектаклей полностью выкупалась, а на остальные я прилетала.

- В сериале “Сердцеедки” ваша героиня - прожженная аферистка и авантюристка. Параллельно вы снимались в фильме “Женщина, не склонная к авантюрам”. А в жизни вы женщина авантюрная?
- Все, что касается моей личной жизни или моей семьи, то я, конечно, за стабильность. А вот в профессии иду на любые авантюры. Могу полностью имидж сменить, перекраситься в кардинально противоположный цвет, наголо побриться... Что, кстати, уже делала.
 
- А если предложат сесть за штурвал самолета?
- И сяду! Если это не блажь, не глупость, если понимаю, что это даст и картине, и мне как актрисе многое, не скажу, что с легкостью, но пойду! И не потребую за это каких-то дополнительных дивидендов. Я вообще слыву такой фанатушечкой. 

- Теперь понятно, почему на восьмом месяце беременности...
- (Перебивает.) Не на восьмом, а на девятом месяце, за две недели до родов, я снималась в проекте 

- Но вы многим рисковали!
- Ох! Давайте простим мне мое безрассудное материнство! Слава богу, через две недели я родила замечательного сына.

- Вам не кажется, что новый век изменил актерские ориентиры? Раньше мечтали сыграть леди Макбет, Анну Каренину. А сегодня Елена Ксенофонтова в предвкушении роли спившейся проводницы...
- Ну почему? В прошлом году я сыграла главные роли сразу в трех премьерах. А в этом, если Богу будет угодно, буду репетировать Елизавету Английскую в спектакле “Виват, королева. Виват!” в Театре Армена Джигарханяна и параллельно играть спившуюся Катюху. (Смеется.) Которой, кстати, 65 лет!

- Кстати, почему, по-вашему, актрисы с хорошими внешними данными с удовольствием играют женщин “трудной судьбы”, наркоманок, разных страшилищ, и наоборот?
- Просто какое-то клеймо или, как говорят, типаж к тебе приклеивается очень быстро. Раз хорошо выглядишь, значит, ты героиня. А значит, и соответственный репертуар. А скучновато, знаете ли, и тесновато. Хочется разнообразия. Еще студенткой я поняла, что во мне много чего понамешано. А раз так, надо, чтобы это увидели другие. Потому что если практики нет, если ты постоянно как-нибудь не расшатываешь свою внутреннюю систему, то, собственно, все это засыпает, а потом и умирает в тебе. Вы спросили почему? Да потому, что какая же ты артистка, если тебе не хочется выйти за собственные рамки, причем не тобой определенные. А я в этом смысле “жадный” до себя человек.

- Как вашу жизнь изменили популярность, известность?

- Я до сих пор не могу к этому привыкнуть и чаще всего стесняюсь, нежели наслаждаюсь этим. Очень неуютно себя чувствую, зная, что ко мне могут подбежать, особенно когда с бурными эмоциями, истериками, что часто бывает. При том, что - не буду лукавить - это безумно приятно. Значит, все, что ты делаешь, не зря. А еще, наверное, приятнее, когда ты получаешь признание профессионалов, своих коллег. Я к этому в той или иной степени уже пришла и этим горжусь вдвойне.
 
 - В выборе ролей вы часто ошибались?
- В ролях - нет. Я ошибалась в режиссере, в подходе киногруппы или организаторов к процессу. Это же всегда игра втемную. Я точно знаю, на что иду и что могу. Просто, когда бьюсь, бьюсь, а потом мне говорят: “Да что ты переживаешь! Снимем мы этот сериальчик...” Так вот, в “сериальчиках” я не снимаюсь. Мне не важно, сколько серий, какие амбиции у режиссера, я иду и играю, как будто это моя самая главная роль в жизни. Я не могу за 5 копеек играть на 5 копеек, за рубль - на рубль. Это смешно! Потому что я всегда помню, что зритель скажет: “Ксенофонтова либо хороша, либо плоха”.
И никому не интересно, сколько я за это получила, как себя в этот момент чувствовала, какие у меня были отношения с партнером. Это главное, что меня ведет.

- В быту Елена Ксенофонтова человек какой?
- Ой, разный. И иногда для самой себя совершенно неожиданный. Я не делаю глупости, но иногда сама даже удивляюсь своим поступкам.

- Если выделить главную черту?
- Я очень честный человек. Даже слишком, и иногда в ущерб и себе, и ситуации, и окружению. А все остальное? Знаете, я женщина со всеми плюсами и минусами. Могу быть белой, пушистой, снисходительной и терпимой. Могу быть довольно агрессивной, требовательной. И я не там, и не там, и не там не вру. Я такая, какая есть. Могу, как и многие, рыдать взахлеб над какими-то сериалами - мне мало надо. В то же время могу не простить людям расхлябанности, непрофессионализма. Еще свято верю в семью только в семье и не верю в семью в коллективе. Считаю, что людей могут объединять только дело и вера в результат этого дела. Даже в кругу друзей я не слыву такой сказочной героиней. Я скорее вещь в себе. Правда, умею дружить.

- Вы способны на легкое сумасшествие - например, взять и улететь на край света?
- Если мое сумасшествие никаким образом не вредит моей работе и людям вокруг меня, почему бы нет?

- То есть бывает?
- Если и бывает, то оно действительно такое, легкое-легкое, потому что сейчас уже у меня есть “порт приписки”, в том смысле, что у меня растет сын Тимофей, который первого сентября пошел в первый класс, и вот он мне все-таки не может позволить взять и как-то вдруг неадекватно себя повести. Просто потому, что это как-то рикошетом потом обязательно на нем отразится.

- А раньше?
Ну-у... Всякое бывало. Но это нормально. Разные сумасшествия - это вообще привилегия молодости.

- Знаю, что ваша личная жизнь - закрытая тема для журналистов, но там всегда что-то бурное происходит. Что “не секретно”?
- Сегодня в моей жизни абсолютная гармония, потому что я не чувствую себя одинокой, нелюбимой. Мне сейчас хорошо. Мой дом - полная чаша. Надеюсь, что эта чаша через некоторое время будет еще полнее.

- В каком смысле?
- Остальное пока не могу сказать - пусть это останется моей тайной.






Андрей Колобаев. Журнал "Мир новостей" №47 от 09.11.2010г.