Пресса> Телевидение> Радио
Елена Ксенофонтова:
Из депрессии меня выводят куклы
Немногие знают, что за кадром актриса - коллекционер.
"В нашей серой действительности мы нуждаемся в чудесах" - убеждена она.
  
Пять с половиной лет назад у художницы Светланы Дубодел, теперь уже подруги, я влюбилась в эту куклу, сказала, что заберу ее, потому что она похожа на мою будущую дочь. Мы посмеялись, а через год родилась Соня, которая действительно очень на нее похожа. Такие же светло-золотистые локоны, щекастое лицо – общее ощущение. Так благодаря кукле я запрограммировала себе чудо.
 
Я не бегу от реальности, но жить в окружении красоты намного приятнее. Так лет десять назад я стала коллекционировать кукол. На гастролях в Нижневартовске случайно зашла на выставку, не удержалась и на весь гонорар купила небольшую, но теперь очень дорогую моему сердцу куклу. Потом стала общаться и дружить с художниками, галеристами, ходить на все московские вернисажи.
 
Сейчас в моей коллекции около пятидесяти кукол. Это немало. Ведь у каждой должно быть свое уютное пространство, чтобы ее было видно со всех сторон. Большая часть расположена в витринах, но их не хватает, поэтому мои шедевры стоят на шкафах, тумбочках, столах в гостиной, столовой, спальнях, детских.
 
Куклы необходимы моему организму, как воздух. Если долго ничего не приобретаю, наступает кислородное голодание и нервное беспокойство. Они все разного стиля и из разных материалов: есть девушки, мужчины, пары, испанка, немка, китаянка, японка, из фарфора, дерева, папье-маше, паперклея. Но если вглядеться, оказывается, что все похожи.
 
Бывает, прихожу в галерею или на аукцион, восхищаюсь достойными экземплярами, но понимаю, что в моем доме им  места нет, они не подружатся с теми, которые уже есть. В моей коллекции есть добрые, смешные, красивые и не очень, но все с затаенной грустью и печалью. Например, если при определенном свете присмотреться к кукле, сделанной по мотивам известной картины "Неравный брак", можно увидеть, что в ее глазах дрожит слеза. Это так волнующе.
На меня вообще магически действует белый фарфор (из которого она и сделана). Создается ощущение, будто видишь, 
как пульсирует кровь.
 
Одну куклу специально для меня из редкой глины сделали в Китае. Когда наблюдаю за ней, даже слышу музыку. Иногда достаю кого-нибудь из витрины, усаживаю рядом и долго любуюсь. Увлекает, когда могу разгадывать характер, придумывать историю, фантазировать.
 
При знакомстве с новой куклой для меня важно именно это, а не ее цена. Бывает, что встретившись взглядом с незатейливой, на первый взгляд, куклой, понимаешь, насколько она близка твоей душе. Но иногда приходится идти и на серьезные траты. Как-то один знакомый, спросив о стоимости, сделал вывод: "Пять-шесть кукол - уже и машина! Зачем тебе это?" Наверное, я никогда не смогу ответить на этот вопрос.  А зачем смотреть на закат, читать стихи, слушать прекрасную музыку?.. Что касается цены... Помню, как однажды хитро поступила: увидела у мастера экземпляр по очень доступной цене, купила, а ему сказала: "Поднимайте цену. Поверьте, вам заплатят и в два раза дороже". А есть художники, которые пока финансово для меня недосягаемы. Хожу на выставки, чтобы любоваться их куклами.
 
Ухаживать за коллекцией -  отдельная тема. Иногда приходится использовать ватные палочки, кисточки, что-то приклеивать, если не получается самой, обращаться к реставратору. Очень переживаю за своих подопечных, не терплю, когда кто-то, кроме меня, трогает их руками.
 
Когда еще не было витрин, сын Тимофей (ему 12 лет) как-то попытался прикоснуться, и я, видимо, так неистово вскрикнула, что он отпрянул и навсегда усвоил, что это территория мамы, на которую не стоит посягать. Дочь Соня (ей 4 года) иногда очень просит достать ей какую-нибудь «куколку поиграть». Я позволяю ей взять, подержать, порассматривать. Правда, в этот момент у меня трясутся руки и ноги. Но часть коллекции стоит и в комнатах детей. У Сони есть смешная дама "Продавец дождя" с рыжими волосами, в шляпе и с кувшинами с ливнями и грозами. Однажды во время моих гастролей она упала с верхней полки. Когда я вернулась, домашние долго не могли признаться в случившейся драме. Больше всех переживала Соня, это было очень трогательно. Я долго склеивала даму, и теперь она, перебинтована, но стоит на своем месте.
 
Мне кажется, кукольный мир стал важной частью и для детей. Вижу, как иногда Тима и Соня "зависают" у витрин. Они оба творческие натуры. Тима самобытный, трудно сходящийся со сверстниками, витающий в облаках мечтатель. Увлекается историей. Пытаюсь навязывать ему свои представления о добре и зле, но осекаюсь, потому что, кажется, он знает об этом больше меня.
 Соня родилась актрисой, даже плачет у зеркала, чтобы проконтролировать, как прекрасно это у нее получается. Природа щедро ее одарила. Поет, танцует. Моя задача - не сбить ее с пути, не спугнуть таланты. С двух лет ходит в английский детский садик, плавает в бассейне, этой осенью пойдет в танцевальную студию, через год - в музыкальную школу.
 
Дети – это главное мое увлечение. Мне неинтересно бывать на светских мероприятиях, не люблю большое скопление людей и предпочитаю свободное время проводить рядом с сыном и дочерью.
 Этим летом мы обошли все развлекательные места Москвы, ходили в Океанариум, в музей, смотрели спектакль на кораблике, летали с Тимой на воздушном шаре.
 Хочется придумывать для них сказку, которой не было в моем детстве. На дни рождения в нашем доме всегда необычные праздники. Перед Тиминым мы всю ночь надували огромные шары, и сын проснулся в подводном мире, где плавали рыбы. Он любит путешествовать, поэтому торт был сделан в виде лежащего на траве чемодана, из которого торчали носки, билеты.
 Любовь к детям заставляет вставать утром с постели. Но когда они вырастут, и отберут себя у меня, останутся мои куклы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Вероника Барабаш

Журнал "Антенна - Телесемь" №37 07.09.2015г.